Право на дополнительную площадь

Реализация права на дополнительную общую площадь жилого помещения некоторых категорий военнослужащих

Глухов Е.А., преподаватель СПВИ ВВ МВД России, кандидат юридических наук, подполковник юстиции.

В статье комментируется законоположение о предоставлении некоторым категориям военнослужащих права на дополнительную общую площадь жилого помещения. Анализируются вопросы несвоевременного предоставления жилья военнослужащим и взаимосвязь права на дополнительную жилую площадь с освобождением от воинской должности военнослужащего.

Ключевые слова: военнослужащий, дополнительная площадь жилья, льготы в жилищной сфере военнослужащим, освобождение от воинской должности, срок реализации права на жилище.

The implementation of the right to an additional total area the dwelling of some categories of military

E.A. Glukhov

Статья 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» начинается так: «Государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации».

Важным здесь является то, что государство не просто гарантирует определенной категории своих граждан — военнослужащим предоставление жилья, но и то, что такое предоставление осуществляется в предусмотренном законодательством Российской Федерации порядке. Данный порядок включает в себя различные формы жилищного обеспечения, регулируется множеством нормативных правовых актов и во многом противоречив.

В настоящей статье мы рассмотрим некоторые противоречия и пробелы в такой форме жилищного обеспечения военнослужащих <1>, как предоставление им дополнительной жилой площади в соответствии с п. 8 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (далее также — комментируемая норма Закона).

<1> Далее под военнослужащими будем иметь в виду лишь военнослужащих — граждан Российской Федерации, проходящих военную службу по контракту.

Напомним, что в соответствии с указанной нормой следующие категории граждан имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения размером не менее 15 квадратных метров и не более 25 квадратных метров:

  1. офицеры в воинских званиях от полковника и выше (капитаны 1 ранга, генералы, адмиралы);
  2. командиры воинских частей;
  3. военнослужащие, имеющие почетные звания Российской Федерации;
  4. военнослужащие — преподаватели военных образовательных учреждений профессионального образования, военных кафедр при государственных образовательных учреждениях высшего профессионального образования;
  5. военнослужащие — научные работники, имеющие ученые степени и (или) ученые звания.

Причем дословное толкование п. 8 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» позволяет утверждать, что лишь граждане первой из приведенных выше категорий (офицеры в воинских званиях от полковника и выше) имеют право на предоставление жилья с учетом дополнительной площади как в период прохождения военной службы, так и после увольнения с нее, но только по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями. Именно такая формулировка содержится в комментируемой норме Закона.

Про остальные четыре категории лиц, перечисленных в комментируемой норме Закона, можно сказать, что это именно военнослужащие, т.е. лица, не утратившие данный статус. Военная служба оканчивается в день исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части (п. 23 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы <2>).

<2> Утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237 «Вопросы прохождения военной службы».

Так, например, интересным в ракурсе настоящей статьи представляется дело офицера Поликарпова, приведенное в обзорной справке о судебной работе гарнизонных военных судов по рассмотрению гражданских дел в 2011 г. Поликарпов, имея ученую степень «кандидат военных наук», проходил военную службу в должности преподавателя кафедры тактики, оперативного использования и инженерно-технического обеспечения внутренних войск Военно-инженерного университета. Приказом главнокомандующего внутренними войсками МВД России от 11 марта 2000 г. он был уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями с оставлением в списках очередников, нуждающихся в улучшении жилищных условий. На его обращение к главнокомандующему внутренними войсками МВД России с просьбой разъяснить, имеет ли он право на дополнительную жилую площадь, был дан ответ, в котором указано, что Поликарпов состоит в списках для улучшения жилищных условий, а права на дополнительную жилую площадь не имеет, так как в связи с увольнением с военной службы он соответствующей должности преподавателя не занимает.

Полагая свои права нарушенными, Поликарпов обратился в Московский гарнизонный военный суд с заявлением, в котором просил признать незаконными действия главнокомандующего внутренними войсками МВД России, связанные с отказом в признании за ним права на дополнительную жилую площадь.

Гарнизонный военный суд заявление Поликарпова удовлетворил.

Рассмотрев дело в кассационном порядке, Московский окружной военный суд решение гарнизонного военного суда отменил и в удовлетворении заявления Поликарпову отказал по следующим основаниям.

Поскольку после увольнения с военной службы Поликарпов военнослужащим-преподавателем либо научным работником быть перестал, а право на дополнительную жилую площадь реализуется при предоставлении жилого помещения, вывод суда первой инстанции о неправомерности действий главнокомандующего внутренними войсками МВД России, связанных с указанием в ответе заявителю об отсутствии у него права на дополнительную жилую площадь, является неправильным.

Конституционный Суд Российской Федерации также в нескольких своих определениях указывал, что право на получение дополнительной жилой площади по своему характеру является льготой, предоставляемой тем или иным категориям граждан с учетом их особого правового статуса (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июня 2007 г. N 446-О-О, от 21 февраля 2008 г. N 100-О-О и от 24 июня 2008 г. N 559-О-О). Следовательно, прекращение необходимого правового статуса предполагает и утрату права на данную льготу, что само по себе не нарушает конституционные права соответствующей категории лиц <3>.

<3> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2011 года N 1021-О-О // URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=223099.

Кроме того, многие военнослужащие для реализации своего права на дополнительную площадь жилого помещения должны занимать определенные должности (командиров воинских частей, преподавателей, научных работников). Лишь военнослужащим в воинских званиях от полковника и выше, а также имеющим почетные звания Российской Федерации, комментируемой нормой Закона предоставлено право на получение жилья с учетом дополнительной площади вне зависимости от занятия какой-либо должности. Иные категории военнослужащих, перечисленные в п. 8 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», могут реализовать право на дополнительную жилую площадь только в период прохождения ими военной службы на соответствующих должностях.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации описан спор о праве на дополнительную жилую площадь офицера, который находился в распоряжении командира воинской части и одновременно занимался преподавательской деятельностью в военном училище согласно трудовому договору; на воинскую должность преподавателя военного образовательного учреждения он не назначался. Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации оспариваемое заявителем положение п. 8 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», закрепляющее гарантии в жилищной сфере для определенной категории военнослужащих, неразрывно связанные с особенностями их военной службы на должностях преподавателей образовательных учреждений, не может расцениваться как нарушающее конституционные права заявителя, осуществляющего преподавательскую деятельность на основании трудового договора <4>.

<4> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N 1198-О // URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=285306.

Однако из данного правила о непременном занятии воинской должности из перечня комментируемой нормы Закона, по мнению автора, есть исключение. Как указано в Справке о рассмотрении военными судами гражданских дел, связанных с жилищным обеспечением военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, «при зачислении военнослужащего — преподавателя военного образовательного учреждения профессионального образования в распоряжение командира (начальника) по причине освобождения от воинской должности в связи с проведением организационно-штатных мероприятий за ним сохраняется право, установленное п. 8 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

В качестве примера в указанной Справке приведено гражданское дело по заявлению подполковника П., проходившего военную службу по контракту в воинской должности преподавателя кафедры организации связи Кемеровского высшего военного командного училища связи (военного института).

С ноября 1999 г. по указанному месту службы П. состоял на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении.

Решением жилищной комиссии от 1 июля 2010 г. П. на семью из трех человек с его согласия была выделена трехкомнатная квартира в г. Томске общей площадью 76,8 квадратного метра, при этом учтено наличие у заявителя права на дополнительную общую площадь жилого помещения, предусмотренного п. 8 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» для военнослужащих — преподавателей военных образовательных учреждений профессионального образования.

Начальник КЭУ отказал в согласовании списка распределения указанного жилого помещения, аргументировав свой отказ сокращением в 2009 г. и неисполнением заявителем на август 2010 г. воинской должности преподавателя военного образовательного учреждения профессионального образования.

Кемеровский гарнизонный военный суд оставил без удовлетворения заявление П. об оспаривании указанного решения воинского должностного лица. В кассационном порядке окружной военный суд отменил обжалованное заявителем судебное постановление и обязал начальника КЭУ согласовать список распределения П. упомянутого жилого помещения по следующим основаниям.

В силу п. 8 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащие — преподаватели военных образовательных учреждений профессионального образования имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения размером не менее 15 квадратных метров и не более 25 квадратных метров.

Следовательно, военнослужащий — преподаватель военного образовательного учреждения профессионального образования вправе претендовать на получение от государства постоянного жилья на состав семьи из трех человек размером от 69 (18 x 3 + 15) до 88 (18 x 3 + 25 + 9) квадратных метров.

Как видно из материалов дела, на момент замещения воинской должности преподавателя военно-учебного заведения заявитель отвечал перечисленным требованиям, а поэтому до зачисления в распоряжение начальника связи мог рассчитывать на обеспечение вышеупомянутой квартирой, что не ставится под сомнение.

Согласно ст. 42 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», а также ст. 13 Положения о порядке прохождения военной службы в их взаимосвязи прохождение военной службы не на воинской должности в порядке зачисления в распоряжение командира (начальника) является исключением из общего правила и обусловливается обстоятельствами, не зависящими от военнослужащего. Такое изменение служебно-должностного положения предопределяется необходимостью разрешения вопросов дальнейшего прохождения военнослужащим военной службы и ограничивается конкретными сроками.

В соответствии с представленными материалами во время прохождения военной службы по контракту в воинской должности преподавателя военно-учебного заведения с апреля 2009 г. в отношении П. государством в лице Минобороны России не был исполнен Федеральный закон «О статусе военнослужащих» в части обеспечения жилым помещением по договору социального найма с учетом дополнительной общей площади жилого помещения.

Освобождение названного лица от указанной должности в августе 2009 г. вызывалось объективным фактором — проведением организационно-штатных мероприятий и не зависело от воли заявителя, чье служебное предназначение в установленный вышеназванным Положением шестимесячный срок так и не было определено. В приказе, которым П. зачислили в распоряжение начальника связи, имеется ссылка на необеспечение этого военнослужащего жилым помещением по нормам жилищного законодательства.

В связи с изложенным кассационная инстанция нашла заявление П. обоснованным и констатировала нарушение его жилищных прав начальником КЭУ при осуществлении полномочий.

В том случае, когда военнослужащий уже уволен с военной службы, утратил статус военнослужащего (за исключением офицеров в воинских званиях от полковника и выше), он не подлежит обеспечению дополнительным жильем. Подтверждением такому выводу служат материалы судебной практики как военных судов, так и Конституционного Суда Российской Федерации.

Из приведенных выше примеров судебной практики можно сделать следующие выводы: право гражданина на дополнительную жилую площадь, предусмотренное п. 8 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», было мотивировано тремя обстоятельствами:

а) наличием у него статуса военнослужащего;

б) первичным невыполнением государством своих обязательств по обеспечению военнослужащего жильем в установленные законом сроки с учетом его права на дополнительную жилую площадь;

в) отсутствием виновных и даже инициативных действий заявителя в процессе освобождения его от воинской должности, дающей право на получение жилья с учетом дополнительной жилой площади.

Рассмотрим указанные условия более подробно на примере увольняемого по «льготному» основанию офицера — преподавателя военного вуза, имеющего более 10 лет выслуги на военной службе и являющегося нуждающимся в жилых помещениях.

Выше мы довольно подробно проиллюстрировали необходимость наличия у лица статуса военнослужащего для реализации им права на жилье с учетом дополнительных метров. В дополнение к сказанному следует отметить, что военнослужащий, находящийся в распоряжении командира (начальника), по-прежнему обладает соответствующим статусом, даже при наличии в отношении его состоявшегося приказа об увольнении.

Далее рассмотрим вопрос о невыполнении государством в лице военного ведомства своих обязанностей по своевременному обеспечению военнослужащих жилыми помещениями в период, когда они имеют право на такое обеспечение с учетом дополнительной площади.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащим и совместно проживающим с ними членам их семей предоставляются не позднее трехмесячного срока со дня прибытия на новое место военной службы служебные жилые помещения с учетом права на дополнительную жилую площадь. Фактически здесь указана не просто гарантия государства по предоставлению жилья военнослужащим, но и более сжатые по сравнению с другими категориями граждан сроки ее осуществления.

Анализ вышеприведенного пункта Закона позволяет говорить, что он распространяется не на всех военнослужащих, а лишь на тех, которые имеют право на обеспечение служебными жилыми помещениями, так как в приведенном законоположении идет речь только о них. Из положений п. п. 1 и 3 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в их взаимосвязи следует, что право на обеспечение служебными жилыми помещениями имеют военнослужащие, заключившие первый контракт о прохождении военной службы после 1 января 1998 г., а также заключившие его и до указанной даты, но прибывшие после нее к новому месту военной службы или проходящие военную службу в закрытых военных городках (при условии отсутствия у них по месту прохождения военной службы права на иные жилые помещения). Соответственно права этих категорий военнослужащих чаще всего нарушаются непредоставлением им жилья в период прохождения военной службы в воинских должностях, дающих право на дополнительную площадь жилого помещения.

Реализация права на получение постоянного жилья военнослужащим не должна длиться годами и десятилетиями. Тем более в абз. 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» говорится, что обеспечение постоянным жильем некоторых категорий военнослужащих производится именно при увольнении их с военной службы, а само увольнение в идеале также не должно длиться годами.

Не секрет, что в военных ведомствах существуют многотысячные очереди на получение жилья, в некоторых населенных пунктах военнослужащие ждут получения заветных квартир десятилетиями. Так, например, по данным средств массовой информации, только в Вооруженных Силах Российской Федерации на начало 2010 г. было 90,3 тыс. военнослужащих, нуждающихся в получении жилья <5>, а в октябре 2010 г. — 97 тыс. <6>. Официальная статистика оперирует большими цифрами: 129782 человека, нуждающихся в жилых помещениях, по состоянию на 1 января 2009 г. <7> и 56 тыс. бесквартирных офицеров по состоянию на февраль 2013 г. <8>. Естественно, такая ситуация свидетельствует о массовом нарушении государством продекларированной им же своей обязанности по трехмесячному сроку обеспечения их жильем.

<5> Мухин В.Г. Выполнение жилищных программ для военнослужащих вновь обрастает проблемами // Независимая газ. 2010. 22 апр.
<6> Рос. газ. 2010. 29 окт.
<7> Отчет Счетной палаты Российской Федерации о результатах контрольного мероприятия «Проверка законности и эффективности использования государственных средств, выделенных в 2008 — 2009 годах на обеспечение жильем военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации» // Бюлл. Счетной палаты Рос. Федерации. 2010. N 9.
<8> Моск. комсомолец. 2013. 19 февр.

Таким образом, именно государство в лице органов военного управления чаще всего первым нарушает условия заключенного с военнослужащим контракта о прохождении военной службы в части своевременного обеспечения его жилым помещением, в том числе с учетом права на дополнительную жилую площадь. И в идеале при выполнении государством своих обязательств по жилищному обеспечению военнослужащих в установленные сроки не было бы и многочисленной судебной практики по вопросу обеспечения их дополнительной жилой площадью; данный вопрос решался бы в период исполнения ими обязанностей на соответствующих должностях.

Невыполнение военным ведомством в отношении военнослужащего в период прохождения им военной службы требований закона в части обеспечения его надлежащим жильем не освобождает государство от взятых на себя обязательств. Иное толкование закона противоречит действующему жилищному законодательству и закрепленному в ст. 19 Конституции Российской Федерации принципу равенства, поскольку, не реализовав своевременно свое право на жилье по установленным нормам в период военной службы, военнослужащий не может быть лишен права на его получение с учетом дополнительной площади на том основании, что он освобожден от воинской должности в связи с организационно-штатными мероприятиями.

Что касается виновных либо хотя бы инициативных действий военнослужащего в процессе освобождения его от воинской должности, дающей право на получение жилья с учетом дополнительной жилой площади, то такие действия связаны либо с переводом военнослужащего на иную воинскую должность, увольнением, либо с зачислением его в распоряжение командира (начальника). Указанные действия могут как производиться по инициативе командования (например, перевод военнослужащего в порядке плановой замены), по инициативе военнослужащего (например, перевод его на иную воинскую должность по семейным обстоятельствам), так и не зависеть от воли сторон (например, освобождение военнослужащего от воинской должности, которую он не может исполнять по состоянию здоровья).

И если освобождение военнослужащего от воинской должности, дающей право на получение жилья с учетом дополнительных метров, производится по инициативе военнослужащего, то сам военнослужащий и должен предусмотреть последствия таких действий и отвечать за них. К примеру, если преподаватель военного вуза (в воинском звании ниже полковника и не имеющий почетных званий) написал рапорт с просьбой назначить его на любую воинскую должность, кроме преподавателя, научного работника, командира воинской части, то тем самым он как бы соглашается на обеспечение его в период службы в такой должности жильем без дополнительной площади (если ему на указанной должности не будет присвоено воинское звание полковника или капитана первого ранга).

В иных же случаях, когда освобождение военнослужащего от воинской должности преподавателя, научного работника или командира воинской части производится не по его инициативе, он должен иметь возможность воспользоваться непредоставленной ему ранее государством льготой. Иначе любого такого военнослужащего, не обеспеченного своевременно жильем, можно перед предоставлением жилья освободить от такой «льготной» должности, а потом просто «простить» ему право на дополнительную жилую площадь. В итоге на каждом таком военнослужащем государство в лице военного ведомства может сэкономить немалые деньги.

Особенно актуальным данный вопрос становится в период увольнения военнослужащего и в последней попытке реализации им своего права на получение жилья от военного ведомства. Не секрет, что в период изменения облика Вооруженных Сил Российской Федерации были сокращены и реорганизованы сотни воинских частей, десятки военных вузов, лишились своих воинских должностей тысячи военнослужащих, имеющих в начале реформы право на обеспечение дополнительной жилой площадью.

Проблема заключается в том, что многие из указанных военнослужащих согласно абз. 2 п. 1 ст. 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» при выслуге более 10 лет и обладании статусом нуждающихся в улучшении жилищных условий без их согласия не могли быть уволены с военной службы по «льготным» основаниям без предоставления им жилых помещений. Поскольку их должности были сокращены, а уволены без жилья они не могли быть, то такие военнослужащие массово зачислялись в распоряжение командиров (начальников) именно до обеспечения их жилыми помещениями. Причем освобождение от воинских должностей и зачисление в распоряжение командиров (начальников) здесь допускалось без желания самих военнослужащих. Право на жилище у них осталось и после зачисления в распоряжение командиров (начальников), но вот право на его получение с учетом дополнительной площади уже ставилось под сомнение квартирными органами, так как на момент распределения жилья такие военнослужащие не занимают должностей, перечисленных в п. 8 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Ведь с точки зрения формальной логики на момент обеспечения их жильем они не обладают необходимым статусом для получения жилья с учетом дополнительной площади.

Вот так, без каких-либо не то что своих виновных, но даже волевых действий, военнослужащий может потерять от 15 до 25 квадратных метров жилой площади, положенной ему ранее от государства. В данном случае гарантия законодателя о запрете увольнения некоторых категорий военнослужащих без жилья, в том числе с учетом дополнительной жилой площади, трансформировалась в гарантию по обеспечению их жильем хоть и в период военной службы, но уже без дополнительной общей площади жилого помещения.

Такое положение дел является по меньшей мере несправедливым.

Во-первых, Россия провозгласила себя социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь человека (ч. 1 ст. 7 Конституции Российской Федерации). Более того, в ст. 2 Конституции Российской Федерации продекларировано, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. Поэтому вряд ли соответствует названным статьям Конституции Российской Федерации правоприменительная деятельность по отказу в предоставлении военнослужащим, ранее имевшим все основания для получения дополнительной жилой площади, в ее предоставлении после зачисления их в распоряжение командования по независящим от них причинам.

Во-вторых, нарушенное первоначально именно государством право военнослужащего на жилище подлежит защите и восстановлению судами в полном объеме, в каждой из составляющих: и как право на обеспечение жильем от военного ведомства в установленные сроки, и как право на получение жилья с учетом неполученной ранее из-за нарушения условий контракта со стороны государства <9> дополнительной жилой площади. Недаром Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации предписывает судам, признав заявление обоснованным, принимать решения об обязанности соответствующего органа государственной власти, должностного лица устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина или препятствие к осуществлению гражданином его прав и свобод.

<9> Так, например, в Определении Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 3 марта 2009 г. N 6н-425/08 описан случай, когда длительное непредоставление военнослужащему О.О. Андрееву служебного жилого помещения послужило признанием нарушения в отношении его условий заключенного им контракта о прохождении военной службы.

Материальная ответственность за коррупционные правонарушения
О повторном освидетельствовании граждан призывного возраста, признанных ограниченно годными к военной службе (по материалам судебной практики)

Пересмотреть перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире

Многие родители детей, имеющих тяжелые формы хронических заболеваний (аутизм, синдром Дауна, умственная отсталость, ДЦП и др.), 01.01.2018 года оказались в очень непростой ситуации. Такие детки, на основании Постановления Правительства РФ от 16.06.2006 г. № 378 «Об утверждении перечня тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире», имели право встать на учет с целью обеспечения их жилым помещением по договору социального найма во внеочередном порядке. В Управлениях по жилищной политике в различных регионах из таких вне очередников создались очереди, что уже само по себе противоречит законодательству, жилые помещения выдавались медленно, семьи ждали улучшения жилищных условий для своих детей годами. 01.01.2018 года ситуация резко обострилась в связи с тем, что вышеуказанное Постановление утратило законную силу, и в этот же день в законную силу вступил Приказ Министерства здравоохранения РФ от 29.11.2012 года № 987н «Об утверждении перечня тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире», который исключил заболевания наших детей из перечня, и тем самым лишил возможности на обеспечение их жилыми помещениями вне очереди. Семьи начали получать письма, уведомляющие об утрате этого права.
Почему работники управлений по жилищной политике умалчивали о скором изменении Перечня заболеваний, почему продолжали обещать, что дети будут обеспечены жильем и при этом не обеспечивали? На каком основании создавались очереди из вне очередников, когда в Жилищном кодексе Российской Федерации прямо указывается на то, что обеспечение жилой площадью по договору социального найма должно производиться вне зависимости от наличия таких же граждан, имеющих такое же право? На каком основании семьи стали получать уведомления о том, что их дети утратили права на обеспечение жильем, если новый Перечень вступил в законную силу уже после принятия детей на учет? Ведь закон обратной силы не имеет.
Дети, страдающие тяжелыми формами хронических заболеваний, остро нуждаются в отдельном жилье, так как специфика данных заболеваний такова, что при неблагоприятных условиях проживания, резко наступают ухудшения физического и психического состояния, выражающиеся в агрессии, само агрессии, депрессивности, психо-эмоциональной перегруженности, апатии ко всему окружающему, развитии аффективного расстройства, что в свою очередь, может повлечь за собою ухудшение здоровья и условий жизни совместно проживающих граждан с таким ребенком. Учитывая, что основная масса таких детей учится по коррекционным программам, и в силу своего заболевания, находится на домашнем обучении, то им также необходимо место для организации рабочего пространства, ведь многим из таких детей нужны объемные наглядные материалы для обучения и психоэмоциональной разгрузки. При надлежащих условиях проживания и организации деятельности вышеуказанной категории лиц, вполне возможно поддержание их состояния в стабильности, в большинстве случаях наблюдается положительная динамика, многие становятся достойными членами общества, добиваются успеха во многих сферах деятельности. Так почему же на таких детях поставили крест, не дав возможности расти и развиваться. Почему идет прямое нарушение прав ребёнка. В связи с принятием нового Перечня заболеваний, произошло существенное ухудшение условий жизни детей-инвалидов.
От лица всех родителей, а также законных представителей, опекунов Российской Федерации, воспитывающих детей с тяжелыми формами хронических заболеваний, просим разобраться в сложившейся ситуации и восстановить наших детей в правах, закрепленных в Конвенции о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года), Конституции Российской Федерации и Жилищном кодексе Российской Федерации.

Статья 27. Диспансерное наблюдение. (1) Диспансерное наблюдение может устанавливаться за лицом, страдающим хроническим и затяжным психическим расстройством с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями.

(2) Решение вопроса о необходимости установления диспансерного наблюдения и о его прекращении принимается комиссией врачей-психиатров, назначаемой администрацией психиатрического учреждения, оказывающего амбулаторную психиатрическую помощь, или комиссией врачей-психиатров, назначаемой органом здравоохранения.
(3) Мотивированное решение комиссии врачей-психиатров оформляется записью в медицинской документации. Решение об установлении или прекращении диспансерного наблюдения может быть обжаловано в порядке, установленном разделом VI настоящего Закона.
(4) Установленное ранее диспансерное наблюдение прекращается при выздоровлении или значительном и стойком улучшении психического состояния лица. После прекращения диспансерного наблюдения амбулаторная психиатрическая помощь по просьбе или с согласия лица либо по просьбе или с согласия его законного представителя оказывается в консультативно-лечебном виде. При изменении психического состояния лицо, страдающее психическим расстройством, может быть освидетельствовано без его согласия или без согласия его законного представителя по основаниям и в порядке, предусмотренным частью четвертой статьи 23, статьями 24 и 25 настоящего Закона. Диспансерное наблюдение может быть возобновлено в таких случаях по решению комиссии врачей-психиатров.
Комментарий к статье 27
1. Настоящая статья специально посвящена основаниям и порядку установления и прекращения диспансерного наблюдения как вида амбулаторной психиатрической помощи (см. комментарий к ст. 26).
2. Основания для установления диспансерного наблюдения раскрываются в ч. 1 настоящей статьи. Оно может устанавливаться за лицом, страдающим таким психическим расстройством, которое соответствует в совокупности трем критериям:
а) психическое расстройство должно быть хроническим или затяжным;
б) его болезненные проявления должны быть тяжелыми;
в) тяжелые болезненные проявления должны быть стойкими или часто обостряющимися.
3. К категории хронических относятся психические расстройства, которые в силу присущих им закономерностей развития болезненного процесса имеют длительное течение — от нескольких лет до нескольких десятков лет, и даже на протяжении всей жизни индивида. Как правило, речь идет о таких психических заболеваниях, как шизофрения, эпилепсия, маниакально-депрессивный психоз, предстарческие (пресенильные) и старческие (сенильные) психозы, а также о некоторых типах психических расстройств, возникающих вследствие органического поражения головного мозга (атеросклеротического, травматического, инфекционного, интоксикационного, иного происхождения). Выявление клинических признаков, характерных для таких заболеваний, дает врачу-психиатру основание квалифицировать данное психическое расстройство как хроническое независимо от того, имели ли место болезненные проявления в прошлом или диагноз заболевания установлен в начале его развития.
К затяжным относятся психические расстройства, существующие, как правило, не менее года, длительность течения которых определяется не их изначально хроническим характером, а особенностями проявления у данного лица при данных обстоятельствах. Так, реактивная или психогенная депрессия, возникающая в ответ на психическую травму и не относящаяся к категории хронических заболеваний, может при определенных условиях (у личностей астенического склада, при повторных психотравмах или длительно существующей психогенной ситуации) принять затяжной характер. Достоверно определить, что данное расстройство является затяжным, можно лишь по прошествии достаточно длительного периода его существования.
Поскольку для понятий «хроническое» и «затяжное» общим признаком служит длительность психического расстройства, под них подпадают и те нарушения психики, которые не относятся к собственно психическим заболеваниям, а представляют собой аномальные состояния или дефекты психического развития (расстройства личности, психопатии, умственная отсталость и т.п.).
Важно подчеркнуть, что одного указанного признака недостаточно для решения вопроса об установлении диспансерного наблюдения. Длительно существующие психические расстройства могут иметь разную степень тяжести и разные варианты течения. Например, при сравнении невроза и шизофрении или, в рамках шизофрении, при сравнении ее неврозоподобной и бредовой (параноидной) форм более существенным признаком для решения вопроса о диспансерном наблюдении является не длительность психического расстройства (которая может быть одинаковой в приведенных примерах), а его тяжесть.
4. Понятие «тяжесть психического расстройства» отражает в обобщенном виде степень выраженности болезненных проявлений и степень нарушения психической деятельности в целом, включая понимание и оценку происходящего, собственной личности, способность адекватно строить свое поведение. К тяжелым относятся такие психические расстройства, которые не только имеют достаточно выраженные проявления, но и значительно снижают понимание окружающего и собственной личности, искажают оценки реальных событий и своего состояния, нарушают поведение, препятствуют поддержанию адекватного контакта с действительностью, а также лишают больного способности принимать осознанные решения относительно предлагаемых медицинских мер.
В психопатологии понятию тяжелого психического расстройства соответствуют:
— психозы, проявляющиеся синдромами помрачения сознания, выраженными в значительной степени аффективными, бредовыми, галлюцинаторными, кататоническими расстройствами;
———————————
От слова «кататония» — состояние обездвиженности (ступора) или хаотического двигательного возбуждения.
— выраженное слабоумие, развившееся вследствие различных психических заболеваний и органических поражений головного мозга;
— умственная отсталость, т.е. состояние остановившегося или неполного умственного развития, характеризующееся прежде всего интеллектуальной недостаточностью (в степени глубокой дебильности, имбецильности и идиотии).
К категории тяжелых психических расстройств могут быть отнесены также резко выраженные изменения личности (так называемые «негативные» расстройства, или «дефект» личности), обусловленные шизофреническим процессом, эпилепсией, другими заболеваниями при их неблагоприятном течении. Однако оценку степени тяжести таких изменений следует производить с большой осторожностью.
Невротические расстройства, психопатии и другие психические расстройства непсихотического характера, несмотря на возможную выраженность болезненных проявлений (навязчивостей, астенических, истерических и других симптомов), к категории тяжелых психических расстройств, как правило, не относятся, поскольку не сопровождаются столь глубокими, как при вышеперечисленных состояниях, нарушениями психической деятельности в целом.
Тяжелые болезненные проявления при хронических и затяжных психических расстройствах могут не определять всей клинической картины заболевания, а появляться в виде отдельных эпизодов, приступов, фаз, обострений, сменяющихся периодами полного или относительного благополучия (так называемыми ремиссиями) либо менее тяжелыми психическими расстройствами. Поэтому даже наличия у пациента с хроническим и затяжным психическим расстройством тяжелых болезненных проявлений еще недостаточно для установления за ним диспансерного наблюдения. Необходимо оценить, какова длительность тяжелых болезненных проявлений на всем протяжении хронического или затяжного психического расстройства, т.е. какова их стойкость или частота обострений.
5. Тяжелые болезненные проявления следует считать стойкими, если к моменту осмотра больного они существуют не менее года и (или) если прогностические признаки течения психического расстройства с высокой вероятностью свидетельствуют об их существовании в будущем на протяжении года и более.
Под частыми обострениями обычно понимают возникновение тяжелых болезненных проявлений ежегодно или более одного раза в год. Частота обострений также определяется ретроспективно, путем анализа клинической картины заболевания в прошлом и (или) на основании прогноза его течения.
Прогнозирование стойкости тяжелых болезненных проявлений, как и частоты обострений, представляет собой сложную задачу, требующую учета множества факторов (биологических, личностных, средовых). Поскольку такой прогноз носит вероятностный характер, он нуждается в постоянной коррекции в процессе наблюдения за больным и его лечения.
6. Таким образом, только наличие всех трех квалифицирующих признаков (хронического или затяжного течения психического расстройства, тяжести болезненных проявлений и их стойкости или частоты обострений) дает основание для установления за больным диспансерного наблюдения. При отсутствии хотя бы одного из них или при сомнении в их наличии вопрос об установлении диспансерного наблюдения следует отложить, а амбулаторную психиатрическую помощь оказывать лицу в консультативно-лечебном виде. Например, диспансерное наблюдение может не устанавливаться за больным циклотимией (т.е. легкой формой маниакально-депрессивного психоза) ввиду отсутствия признака тяжести болезненных проявлений, несмотря на то что это заболевание хроническое и может протекать с частым чередованием расстройств настроения. Не подпадают под категорию нуждающихся в диспансерном наблюдении и лица с редкими транзиторными (кратковременными, преходящими) психотическими эпизодами ввиду отсутствия признаков хронического или затяжного течения, а также стойкости или частоты обострений болезненных расстройств. Больные шизофренией с редкими и непродолжительными приступами при отсутствии выраженных изменений личности могут получать психиатрическую помощь без диспансерного наблюдения, т.е. в консультативно-лечебном виде (см. комментарий к ч. 2 ст. 26).
Формулировка ч. 1 настоящей статьи: «Диспансерное наблюдение может устанавливаться…» не имеет строго обязывающего характера, а дает право врачам-психиатрам решать вопрос индивидуально, с учетом особенностей конкретного случая и конкретной ситуации.
7. В соответствии с ч. 2 настоящей статьи вопрос о необходимости установления диспансерного наблюдения и о его прекращении решается не единолично врачом-психиатром, а комиссией врачей-психиатров. Такая комиссия назначается приказом главного врача лечебно-профилактического учреждения, оказывающего амбулаторную психиатрическую помощь. Если главный врач не возлагает обязанности председателя на себя, он может осуществлять председательствование в любом случае, когда сочтет это целесообразным.
Если вопрос о необходимости диспансерного наблюдения возникает по результатам первичного психиатрического освидетельствования лица, то врач, проводивший освидетельствование, участвует в работе комиссии в качестве ее полноправного члена независимо от того, назначен ли он членом комиссии. Это правило относится и к случаю, когда вопрос о необходимости диспансерного наблюдения возникает в отношении пациента, которому оказывается консультативно-лечебная помощь.
В состав комиссии также входит по должности участковый врач-психиатр, на участке которого проживает пациент. Это особенно важно, когда вопрос решается в связи с поступлением выписки из истории болезни психиатрического стационара.
Для обслуживания психиатрических (психоневрологических) кабинетов сельских, районных больниц, поликлиник малых городов, других учреждений, оказывающих амбулаторную психиатрическую помощь, где нет достаточного количества врачей-психиатров, для первичного рассмотрения указанных вопросов комиссии врачей-психиатров назначаются вышестоящим органом здравоохранения. Такие комиссии обычно называются межрайонными; в случае необходимости они выезжают в соответствующий кабинет или учреждение.
Комиссия принимает решение после освидетельствования пациента. Лишь в отдельных бесспорных случаях, при явном уклонении от комиссионного освидетельствования лица, в отношении которого рассматривается вопрос о необходимости установления диспансерного наблюдения, решение может быть принято заочно — по данным медицинской документации (записи результатов первичного психиатрического освидетельствования, амбулаторной медицинской карты на пациента, получавшего консультативно-лечебную помощь, выписки из истории болезни психиатрического стационара).
Настоящим Законом не предоставлено право решать вопрос об установлении или прекращении диспансерного наблюдения комиссиям врачей-психиатров психиатрических стационаров. Их заключения по данному вопросу имеют рекомендательный характер.
К работе комиссий относятся все правила, установленные ст. 21 настоящего Закона.
8. Правило оформления комиссионного решения заключено в ч. 3 настоящей статьи. В записи решения должны быть изложены основные анамнестические сведения, отражено психическое состояние пациента, уровень его социальной адаптации, дана диагностическая оценка имеющегося или перенесенного психического расстройства и указаны основания, по которым принято решение об установлении или прекращении диспансерного наблюдения. Запись решения комиссии вносится в медицинскую документацию и удостоверяется подписями председателя и членов комиссии.
———————————
От слова «анамнез» — данные об истории жизни и развитии болезни.
Диспансерное наблюдение считается установленным или прекращенным с момента принятия комиссионного решения.
Порядок обжалования решения комиссии разъясняется в комментарии к ст. 47 настоящего Закона.
9. В ч. 4 настоящей статьи определяются основания для прекращения диспансерного наблюдения, порядок последующего оказания амбулаторной психиатрической помощи и условия возобновления диспансерного наблюдения. В связи с тем что многие психические расстройства, в том числе хронические и тяжелые, могут спонтанно или под влиянием лечения иметь благоприятный исход, установленное ранее диспансерное наблюдение не должно рассматриваться как неизменный вид амбулаторной психиатрической помощи. Оно прекращается при выздоровлении или значительном и стойком улучшении психического состояния лица.
10. Под выздоровлением понимается исчезновение болезненных проявлений психического расстройства и восстановление психического здоровья. Что касается выздоровления лиц, находящихся под диспансерным наблюдением, то исчезновение у них болезненных проявлений может произойти, во-первых, вследствие прекращения течения и обратного развития хронического или затяжного психического расстройства, как это бывает в случаях шизофрении, маниакально-депрессивного психоза, эпилепсии, психогенных заболеваний, органических поражений головного мозга, и, во-вторых, вследствие полной компенсации дефектов психики, например слабоумия, умственной отсталости и т.п., что на практике встречается реже.
При заболеваниях, имеющих приступообразное или периодическое течение, исчезновение болезненных проявлений по миновании приступа, фазы или обострения еще не свидетельствует о прекращении болезни, которая после так называемого светлого промежутка, или ремиссии, может проявиться новым приступом, фазой или обострением. Встречаются случаи, когда вслед за несколькими частыми приступами наступают длительные, полноценные ремиссии, которые длятся годами и даже десятилетиями, а затем вновь прерываются приступами болезни. Такие случаи, где длительность ремиссии превышает 4 — 5 лет, можно условно считать выздоровлением, поскольку вероятность рецидива болезненных проявлений сравнима здесь с вероятностью возникновения болезни у здоровых прежде людей.
Восстановление психического здоровья при выздоровлении от психических заболеваний следует оценивать в сравнении с его доболезненным уровнем, а не с гипотетической «идеальной» нормой, а также с учетом индивидуальных особенностей психики, которыми обладало лицо до начала заболевания. Если же речь идет о лицах, страдающих тяжелыми психическими расстройствами с детства, то свидетельством их выздоровления, помимо исчезновения болезненных проявлений, может служить достижение среднего для их возраста уровня психического развития и социальной адаптации (включая способность к обучению и трудовой деятельности).
При наступлении выздоровления лицо признается психически здоровым и не нуждающимся в психиатрической помощи.
11. Если у лица, за которым было установлено диспансерное наблюдение по основаниям ч. 1 настоящей статьи, исчезают не все болезненные проявления психического расстройства, а лишь тяжелые стойкие или часто обостряющиеся, то это свидетельствует о значительном улучшении психического состояния. Примерами служат: исчезновение психотических проявлений (синдромов помрачения сознания, выраженных аффективных, бредовых, галлюцинаторных, кататонических расстройств), значительная компенсация слабоумия или умственной отсталости, сглаживание или коррекция дефектов личности. При этом у лица могут оставаться менее тяжелые болезненные проявления психического расстройства (невротические, эмоциональные, психопатические, слабо выраженная интеллектуальная недостаточность и другие), не нарушающие его социальной адаптации. Признаками значительного улучшения являются также существенное снижение частоты приступов, фаз, обострений заболевания и, соответственно, увеличение продолжительности полноценных ремиссий.
Значительное улучшение психического состояния может быть основанием для прекращения диспансерного наблюдения, если оно (улучшение) является стойким, т.е. вероятность возврата тяжелых болезненных проявлений минимальна. Достоверность такого прогноза возрастает с увеличением продолжительности наблюдения. Практически же, если состояние значительного улучшения сохраняется на протяжении полутора-двух лет и не имеет признаков неблагоприятной динамики, оно может считаться стойким.
12. Лицо, в отношении которого диспансерное наблюдение прекращено, может впоследствии получать амбулаторную психиатрическую помощь в консультативно-лечебном виде, т.е. по просьбе или с согласия самого лица или его законного представителя (см. комментарий к ч. 2 ст. 26). Законом не устанавливается никаких различий в правовом положении такого лица и тех, кто не находился ранее под диспансерным наблюдением.
13. После прекращения диспансерного наблюдения лицо, страдающее психическим расстройством, может быть освидетельствовано без его согласия или без согласия его законного представителя лишь по основаниям, предусмотренным ч. 4 ст. 23 настоящего Закона, т.е. при таком изменении состояния, когда есть основания предполагать появление у него тяжелого психического расстройства, которое обусловливает признаки, перечисленные в п. п. «а», «б» и «в» ч. 4 ст. 23 (см. комментарий к ст. 23).
Порядок проведения недобровольного психиатрического освидетельствования рассмотрен в комментарии к ст. ст. 24 и 25 настоящего Закона.
14. Если в результате психиатрического освидетельствования лица, в отношении которого диспансерное наблюдение было прекращено, обнаружатся основания для возобновления диспансерного наблюдения (соответственно ч. 1 настоящей статьи), оно возобновляется по решению комиссии врачей-психиатров в порядке, установленном ч. ч. 2 и 3 настоящей статьи.
15. Среди больных, состоящих под диспансерным наблюдением по основаниям, установленным ч. 1 настоящей статьи, в зависимости от особенностей их состояния на данный период, участковым психиатром могут быть выделены различные группы в соответствии с принятой в данном регионе системой организации внебольничной психиатрической помощи. Принадлежностью к одной из выделенных групп определяется частота врачебных осмотров и другие параметры диспансерного наблюдения. Выделяется и категория больных, склонных к общественно опасным действиям. Согласно Приказу Министерства здравоохранения РФ и Министерства внутренних дел РФ от 30 апреля 1997 г. N 133/269 «О мерах по предупреждению общественно опасных действий лиц, страдающих психическими расстройствами» и утвержденной этим Приказом Инструкции об организации взаимодействия органов здравоохранения и органов внутренних дел Российской Федерации по предупреждению общественно опасных действий лиц, страдающих психическими расстройствами (см. Приложение к настоящему изданию), данная группа формируется комиссией врачей-психиатров по представлению участкового врача-психиатра. В Инструкции определены принципы отбора больных для представления на комиссию и порядок наблюдения за ними. Последний состоит в обмене информацией о пациентах, включенных в группу активного диспансерного наблюдения (АДН), с отделением милиции, в более частых осмотрах врачом (не реже одного раза в месяц), содействии милиции в установлении места пребывания больного в случае его миграции и уклонения от наблюдения, при необходимости недобровольной госпитализации и т.п. Правила осуществления активного диспансерного наблюдения в значительной мере распространяются на больных, совершивших общественно опасные действия и направленных судом на амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра, хотя здесь есть и существенные отличия. Данная принудительная мера медицинского характера введена Уголовным кодексом РФ уже после принятия настоящего Закона (подробнее см. комментарии к ст. ст. 99, 100 Уголовного кодекса РФ).

Дополнительная жилая площадь

Здравствуйте!

НОРМА ЖИЛОЙ ПЛОЩАДИ. ПРАВО НА ДОПОЛНИТЕЛЬНУЮ ЖИЛУЮ ПЛОЩАДЬ

ЖК РСФСР (ст. 38) устанавливал норму жилой площади в размере 12 кв. м на одного человека. Эта цифра являлась предельным размером предоставляемой жилой площади. В настоящее время нормы предоставления жилой площади изменились. На практике жилое помещение предоставляется гражданам в России в размере от 9 до 12 кв. м жилой площади на человека.
Норма жилой площади имеет важное практическое значение и учитывается, в частности, при исчислении платы за жилое помещение, при предоставлении нанимателю жилого помещения в связи с капитальым ремонтом жилого дома или при выселении нанимателя, разделе жилой площади, сдаче помещения в поднайм или вселении временных жильцов, решении вопроса о предоставлении дополнительной жилой площади.
Современное законодательство предусматривает следующие виды жилищных норм:

  • норма предоставления (норма предоставления жилой
    площади по договору социального найма);
  • учетная норма (норма для принятия на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий);
  • социальная норма (стандарт социальной нормы для расчета компенсаций по оплате жилья и коммунальных услуг).

Под нормой предоставления площади жилого помещения понимают минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого определяется размер общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма. Норма предоставления устанавливается органом местного самоуправления в зависимости от достигнутого уровня обеспеченности жилыми помещениями и других факторов.

Под социальной нормой площади жилья подразумевают размер площади жилья, приходящейся на одного человека, в пределах которой осуществляется предоставление компенсаций (субсидий) по оплате жилья и коммунальных услуг. Федеральный стандарт социальной нормы площади жилья на сегодняшний день составляет 18 кв. м обшей площади жилья на одного члена семьи, состоящей из трех и более человек, 42 кв. м — на семью из двух человек, 33 кв. м — на одиноко проживающих граждан. До 2010 г. пересмотр этого стандарта не предполагается.
Размер общей плошади квартиры определяется исходя из совокупности суммы площадей всех помещений квартиры, включая площадь комнат и мест общего пользования в квартире. Местами общего пользования в квартире называют вспомогательные нежилые помещения, которые предназначены для обслуживания только этой квартиры. К ним относится кухня, внутриквартирный коридор, иные подобные помещения.
Порядок и условия предоставления дополнительной жилой площади и перечень категорий граждан, имеющих право на ее получение, устанавливается законодательством РФ.
В настоящее время не существует конкретного единого нормативного документа, устанавливающего категории граждан, имеющих право на получение дополнительной площади; такие категории указываются в разных нормативных актах.
Дополнительная площадь в виде отдельной комнаты или в размере 18 кв.м общей площади предоставляется гражданам, страдающим тяжелыми формами некоторых хронических заболеваний, и иным категориям граждан, если иное не установлено законом.
При определении размера предоставляемого жилого помещения учитываются жилые помещения (доли в праве на жилые помещения), в отношении которых граждане и члены их семей обладают самостоятельным правом пользования, а также гражданско-правовые сделки, совершенные гражданами и членами их семей с принадлежащими им жилыми помещениями (долями в праве на жилые помещения). Что касается военнослужащих, то согласно ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «0 статусе военнослужащих» офицеры в воинских званиях полковник, ему равном и выше, командиры воинских частей и некоторые другие категории военнослужащих имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения не менее 15 кв. м и не более 25 кв. м.

Перечень заболеваний, дающих инвалидам, страдающим ими, право на дополнительную жилую площадь

Заболевания, указанные в Перечне, предоставляют право на получение дополнительной жилой площади. Основание — статья 17 Федерального Закона Р. Ф. «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»: людям с инвалидностью может быть предоставлено жилое помещение по договору социального найма общей площадью, превышающей норму предоставления на одного человека (но не более чем в два раза), если они страдают тяжелыми формами хронических заболеваний, предусмотренных перечнем, устанавливаемым уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. Действующий перечень заболеваний утвержден Постановлением Правительства Р. Ф.от 21.12.2004 № 817, текст постановления размещен на сайте «Российской газеты».

В новом Перечне заболеваний указаны не только наименования заболеваний, но и коды в соответствии с Международной классификацией болезней 10-го пересмотра (МКБ-10). Международная классификация болезней содержит классы (разделы) кодов заболеваний и состояний. Разрабатывает МКБ Всемирная организация здравоохранения, и под ее руководством происходит пересмотр классификации.
В новом Перечне значительно изменилась формулировка пункта о психических заболеваниях. Если по действующему Перечню право на дополнительную жилплощадь возникает при наличии»психического заболевания, требующего обязательного диспансерного наблюдения», то по новому Перечню такое право предоставляется при наличии отдельных «хронических и затяжных психических расстройств с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями».

Формулировка заболеваний, предоставляющих право на дополнительную жилую площадь «колясочникам», дополнена псориазом артропатическим, требующим применения инвалидных кресел-колясок. В остальном формулировки остались прежними: к таким заболеваниям, в частности, относятся органические заболевания центральной нервной системы со стойким нарушением функции нижних конечностей, требующие применения инвалидных кресел-колясок, и (или) с нарушением функции тазовых органов. Новый Перечень дополнен кодами конкретных заболеваний, включая код G80, обозначающий детский церебральный паралич.

Выдержки из Перечня с расшифровкой кодовДействующий Перечень

2.Психические заболевания, требующие обязательного диспансерного наблюдения.

8.Органические заболевания центральной нервной системы со стойким нарушением функции нижних конечностей, требующие применения инвалидных кресел-колясок, и (или) с нарушением функции тазовых органов.

Новый Перечень

2.Хронические и затяжные психические расстройства с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями: F01; F03 — F09; F20 — F29; F30 — F33.

Расшифровка кодов:

  • F01 — сосудистая деменция
  • F03 — F09 — деменция неуточненная; органический амнестический синдром, не вызванный алкоголем или другими психоактивными веществами; делирий, не вызванный алкоголем или другими психоактивными веществами, другие психические расстройства, обусловленные повреждением и дисфункцией головного мозга или соматической болезнью; расстройства личности и поведения, обусловленные болезнью, повреждением или дисфункцией головного мозга; органическое или симптоматическое психическое расстройство неуточненное.
  • F20 Шизофрения
  • F21 Шизотипическое расстройство
  • F22 Хронические бредовые расстройства
  • F23 Острые и преходящие психотические расстройства
  • F24 Индуцированное бредовое расстройство
  • F25 Шизоаффективные расстройства
  • F28 Другие неорганические психотические расстройства
  • F29 Неорганический психоз неуточненный

8.Органические заболевания центральной нервной системы со стойким нарушением функции нижних конечностей, требующие применения инвалидных кресел-колясок, и (или) с нарушением функции тазовых органов — G35; G60.0; G71.2; G80; T90.2 — T90.9; T91.1; T91.3; Z99.3; Z99.8.

Расшифровка кодов:

  • G35 Рассеянный склероз
  • G60.0 Наследственная моторная и сенсорная невропатия
  • G71.2 Врожденные миопатии
  • G80 Детский церебральный паралич
  • T90.2 Последствия перелома черепа и костей лица
  • T90.3 Последствия травмы черепных нервов
  • T90.4 Последствия травмы глаза окологлазничной области
  • T90.5 Последствия внутричерепной травмы
  • T90.8 Последствия других уточненных травм головы
  • T90.9 Последствия неуточненной травмы головы
  • T91.1 Последствия перелома позвоночника
  • T91.3 Последствия травмы спинного мозга
  • Z99.3 Зависимость от кресла на колесах
  • Z99.8 Зависимость от других вспомогательных механизмов и устройств

Перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире

Если в составе семьи имеется больной, страдающий тяжелой формой хронического заболевания из этого Перечня, то семья, при соблюдении условий, предусмотренных жилищным законодательством, признается нуждающейся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма; при этом жилье должно быть предоставлено вне очереди; площадь помещения может превышать норму предоставления на одного человека, но не более чем в два раза (ст.ст.51, 57, 58 Жилищного кодекса РФ).

Действующий перечень утвержден Постановлением Правительства Р. Ф. от 16.06.2006 № 378, его можно увидеть на сайте «Российской газеты».

Новым Приказом значительно сокращен перечень хронических и затяжных психических расстройств с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями. По действующему Перечню к таким заболеваниям относится весь класс МКБ-10 «Психические расстройства и расстройства поведения» — F00-F99. В этот класс входит, например, блок F70-F79 «Умственная отсталость», блок F80-F89 «Расстройства психологического развития», блок F90-F98 «Эмоциональные расстройства, расстройства поведения, обычно начинающиеся в детском и подростковом возрасте». Новый Перечень ограничивается заболеваниями с кодами F20-F29; F30-F33.

Раздел «Эпилепсия с частыми припадками» дополнен кодом G41 — Эпилептический статус.

Если на момент постановки семьи на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях заболевание ребенка входило в Перечень хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире, но в новом Перечне это заболевание отсутствует, то это обстоятельство не лишает семью права на внеочередное получение жилого помещения.

Выдержки из Перечня с расшифровкой кодовДействующий Перечень

3.Хронические и затяжные психические расстройства с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями F00 — F99.

Расшифровка кодов (по блокам):

  • F00-F09 Органические, включая симптоматические, психические расстройства
  • F10-F19 Психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ
  • F20-F29 Шизофрения, шизотипические и бредовые расстройства
  • F30-F39 Расстройства настроения (аффективные расстройства)
  • F40-F48 Невротические, связанные со стессом, и соматоформные расстройства
  • F50-F59 Поведенческие синдромы, связанные с физиологическими нарушениями и физическими факторами
  • F60-F69 Расстройства личности и поведения в зрелом возрасте
  • F70-F79 Умственная отсталость
  • F80-F89 Расстройства психологического развития
  • F90-F98 Эмоциональные расстройства, расстройства поведения, обычно начинающиеся в детском и подростковом возрасте
  • F99 Неуточненные психические расстройства

4.Эпилепсия с частыми припадками — G40

Расшифровка кодов:

  • G40 Эпилепсия

Новый перечень

3.Хронические и затяжные психические расстройства с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями F20 — F29; F30 — F33

Расшифровка кодов:

  • F20 Шизофрения
  • F21 Шизотипическое расстройство
  • F22 Хронические бредовые расстройства
  • F23 Острые и преходящие психотические расстройства
  • F24 Индуцированное бредовое расстройство
  • F25 Шизоаффективные расстройства
  • F28 Другие неорганические психотические расстройства
  • F29 Неорганический психоз неуточненный
  • F30 Маниакальный эпизод
  • F31 Биполярное аффективное расстройство
  • F32 Депрессивный эпизод
  • F33 Рекуррентное депрессивное расстройство

4.Эпилепсия с частыми припадками — G40 — G41

Расшифровка кодов:

  • G40 Эпилепсия
  • G41 Эпилептический статус

Удачи Вам!

Записи созданы 1260

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх